RSSM LOGO


Землеустроитель (Землемер)

Землеустроитель – это специалист по топографической съёмке, измерениям и межеванию земельных угодий. Землеустроителя называют также старинным словом «землемер», и воображение живо рисует человека с деревянной меркой, похожей на циркуль. С этой меркой землемеры уже сотни лет шагают по полям, высчитывая их длину и ширину. Но это не единственная их функция.

Землемер занимается отводом земель и под строительство частных домов, и для общественных нужд, и для промышленных предприятий, и для фермерских хозяйств. При этом он не только определяет размеры и границ земельных наделов. Он следит, чтобы земля использовалась рационально, эффективно и в соответствии с законом.
Поэтому в вузах будущих специалистов обучают аграрной экономике, способам проектирования в землеустройстве, и т. д.

В своей работе современный землеустроитель использует современные геодезические инструменты, фотосъёмку. Исследуя земельный участок, он составляет его план и отражает в нём все важные особенности. Если на участке есть какие-то сооружения, он измеряет их площадь и тщательно фиксирует данные. 

Он же составляет внутрихозяйственные и межхозяйственные проекты землеустройства. При этом учитывает требования экологического и земельного законодательства.

Например, известно, что нельзя строить жильё впритык к реке. Правильное расстояние от дома до воды (водоохранная зона) специалист рассчитывает по специальной формуле. 

Он также контролирует,  соблюдается ли земельный закон со стороны собственника или арендатора участка. Землеустроитель ведёт земельно-учётную документацию, формирует так называемые землеустроительные дела‚ готовит землеотводные документы, разрабатывает технико-экономические обоснования для установления границ участка.
Он же планирует землеустроительные работы и контролирует их качество.

Также землеустроитель определяет права на землю и другую недвижимость. 

Профессия землемера востребована, а потому хорошо оплачивается. Однако это отнюдь не офисная работа. Землемер большую часть времени находится в поездках и под открытым небом. По своему содержанию профессия близка к профессиям топографа, геодезиста и кадастрового инженера.

Землеустроители могут работать в государственных проектных и научно-исследовательских институтах землеустройства, в юридических фирмах, специализирующихся на земельных отношениях, земельно-кадастровых палатах и т.п.


Требования к знаниям и умениям специалиста


Профессия землемера или землеустроителя предполагает пространственное мышление, хорошую зрительную память, ответственность, аккуратность, организованность, требовательность, хорошее здоровье.

Землеустроитель должен знать земельный кодекс, природоохранное законодательство,  технологию проведения землеустроительных работ, способы освоения и улучшения земель, системы противоэрозийных мероприятий, правила оформления документации.

Необходимо уметь пользоваться геодезическими и аэрофотографическими приборами.


Базовое образование

Получить профессию землеустроителя можно, окончив колледж или вуз по специальности «землеустройство». Специалист с вузовским образованием называется инженером-землеустроителем, а со средним специальным – техником-землеустроителем.

Истории:


Легко ли быть землемером?


Земля для человека и дом и кормилица. Поэтому к ней надо относиться трепетно, пользоваться бережно, рачительно. Этого, к сожалению, не скажешь о нашем времени, когда имеет место масса проблем, связанных с отсутствием порядка в землеустройстве и землепользовании. И потому, думается, актуальна беседа нашего корреспондента с ведущим экспертом Махачкалинского отдела № 1 Управления Роснедвижимости по РД Эфенди Раджабовым. 

- Эфенди Меджидович, я знаю, что в свое время вы окончили Московский институт инженеров-землеустройства и остались верны избранной профессии. Как вы оцениваете роль, назову вашу работу по-простому, землемера в нынешних условиях? 

- Землеустроитель, я считаю, является главным защитником земли. В первую очередь, он не должен быть равнодушным, во-вторых, должен владеть знаниями и иметь широкий кругозор для того, чтобы верно подсказать, где, что и как позволено строить или рекомендуется посадить, посеять на том или ином участке земли, какое количество скота допустимо выпасать в соответствии с техническими, экологическими нормами и законодательными актами.
Люди довольно часто относятся к земле-кормилице легкомысленно, в угоду сиюминутным интересам, для получения барышей. Доказывать таким, что земля не брошенная сирота, а общее и наиболее ценное достояние общества, первыми приходится именно инженерам-землеустроителям, состоящим в чиновничьих должностях. Это я знаю из собственного опыта работы в течение 32 лет, очень трудная и даже опасная работа, когда в ход идут и уговоры, и оскорбления, и угрозы...

- В настоящее время особо актуальной является работа по обеспечению сохранности сельхозугодий. А вы имеете большой опыт работы в этом направлении. Что бы вы подсказали своим сельским коллегам? 

- В 1978 году мною была инвентаризована пашня одного из хозяйств Тарумовского района и выявлено 260 гектаров неучтенной пашни под рисом, зерновыми и бахчевыми культурами. Это делалось ради того, чтобы показатели урожайности выглядели высокими. Я был тогда молодым специалистом и помню свое удивление, когда в местном райисполкоме не нашел поддержку этой работы. 

Работая главным инженером-землеустроителем Кочубейского управления отгонных пастбищ и обслуживая около двух млн.гектаров Кизлярских пастбищ и Черных земель, на которых зимовало поголовье скота 125 хозяйств 16 районов, обратил внимание на то, что каждой весной в степь налетали не только грачи, но и бахчеводы, луководы и рисоводы, которые, «сняв сливки» (истощив, - авт.) почвы, надолго выводили земли из строя. С поличным удалось взять объездчиков, которые посадили на доверенной им земле скотопрогона 20 гектаров бахчевых и лука. Возникло уголовное дело, состоялся суд, приговор получил широкую огласку, деньги за конфискованный урожай поступили на спецсчет Министерства сельского хозяйства республики. Самовольщики тогда поняли, что у отгонных пастбищ есть хозяин, и оставили их в покое. 

В те же годы результативной стала и инвентаризация артезианских скважин. Многие из них утратили былой дебит, требовали наземного ремонта и очистки, не было водопойных площадок, а поступающая из скважин вода утекала в песок, и чабанам стоило больших усилий поить отары. Переданная в МСХ справка и статьи по этому вопросу в газетах имели большой резонанс. Руководство Дагестана инициировало ремонт старых и бурение новых скважин, они были определены как резерв орошения на небольших площадях засушливых пастбищ, увеличения производства. 

Как-то зашел в НИИСХ Дагестана и поделился с учеными своей тревогой. Я был очевидцем того, как степь скудеет из года в год. Речь зашла о пастбище - защитных и мелиоративно-кормовых насаждениях, которые на землях Прикаспийской низменности изменяют условия для более рационального природопользования. Началась совместная с учеными института трехлетняя работа, были заложены опыты по изучению влияния различных агролесомелиоративных приемов на рост и развитие кормовых кустарниковых насаждений. На 9-й научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Дагестана в 1986 году моя работа удостоилась диплома. Еще более воодушевляющей наградой было то, что опробованные мною методы пастбищезащитных кормовых насаждений нашли широкое применение при проведении этой работы на Кизлярских пастбищах и Черных землях. 

- Вы из тех людей, которых, как говорится, ищут должности. Потом вас пригласили на работу в столицу республики? 

- Да, мой опыт понадобился в столице республики, - я стал работать ведущим инженером и руководителем группы проектно-изыскательского института «Даггипрозем», участвовал в разработке проекта принятого в 1991 году закона ДАССР «О земле». Затем поступило предложение столичного горисполкома. - Чего сумели достичь в период работы в столице? 

- Землеустройство – такая работа, где велик спрос на компетентность и профессионализм, не на все случаи годятся сформировавшиеся стереотипы работы. В Советской администрации гор.Махачкалы для сотрудников отдела землепользования и землеустройства безмятежные дни кончились в 1993 году с моим приходом в должность начальника. Финансирования не было, но мы приступили к инвентаризации земель города, налаживанию государственного контроля.

Через два года, когда районные службы объединили в единый Махачкалинский горкомзем, по моему предложению была внедрена практика так называемых коррективных листов, позволивших улучшить качество поступающих материалов по инвентаризации земель. В 2005-м году поручили восстановить работу по госконтролю за использованием и охраной земель, признанную московской комиссией неудовлетворительной. С этим отдел справился в течение трех месяцев: было разработано Положение о муниципальном земельном контроле, осуществление которого помогло инспекторам улучшить объективность и качество работы, восстановить учет и регистрацию административных дел. Еще через два года мне поручили возглавить другое главное направление работы - учет и составление земельного баланса. Одного месяца оказалось достаточно для того, чтобы внести изменения в баланс города, которые не вносились целых семь лет.

- Не обижайтесь, но сотрудников земельных органов граждане считают черствыми. Чем вы это объясняете? 

- Неблагополучие в работе земельного органа сказывается на десятках и сотнях граждан, которые не могут вовремя получить от госучреждения необходимые услуги и решать свои дела. Поэтому нашей службе важно вовремя определиться со своей позицией, а ее работникам чувствовать ответственность. Люди ждут от каждого из нас законных и справедливых решений и действий. И вообще равнодушному к заботам других людей человеку, я считаю, нечего делать в землеустроителях.

Например, после выхода Федерального закона № 93 (2006 г.), названного в народе «дачной амнистией», в городскую земельную службу люди стали приходить толпами и уходили ни с чем. Потому что прежде надо было определиться с тем, как оформить права граждан на садовые, дачные, огородные, под индивидуальное жилищное строительство участки, застроенные хаотично, в зонах разных коммуникаций, без достаточного пространства для дорог, тротуаров, водопроводов, канализации, электролиний, газораспределительных систем и т.д. Мне было очень жаль людей, вынужденных зря тратить усилия. И появилась спасительная идея условной красной черты, с тем, чтобы граждане получили возможность оформить права на часть участков, которая не выходит за нее. 

- Каков результат? Подхватили в горадминистрации вашу идею? 

- Коллеги поддержали, власти - нет. В 2007 году пришлось выступить в ряде городских, республиканских и центральных газет, в Интернете. И рад тому, что администрация города, судя по некоторым принимаемым мерам, теперь взяла на вооружение мои доводы. И вообще, я всю жизнь это практиковал, работникам земельных служб следует чаще обращаться к людям через средства массовой информации. По многолетнему собственному опыту знаю, что народ всегда поддерживает законность, справедливость, и, главное, - он на стороне тех, кто это осуществляет. 

- Ну, а в настоящее время чем вы заняты? Есть какие-нибудь новые идеи? 

Я уже говорил, что являюсь противником застойных стереотипов в организации труда. На этот раз предлагаю коллегам сформировать механизм сбора сведений об обороте земель в течение года. Разработан проект формы каждодневного учета изменений. Словом, это сделает работу более оперативной. А это очень важно для нашего учреждения, куда ежедневно приходят сотни людей.

http://daam.ru/poslednie-publikatsii/legko-li-byt-zemlemeromss.html